Образовательный стандарт как фактор осмысления педагогической деятельности. Часть 1.

Вот уже 13 лет российские образовательные организации работают по федеральным государственным образовательным стандартам. По большому счету, образовательные стандарты существовали всегда, но они не столь явно фиксировались на государственном уровне и в умах педагогических работников. И хотя сегодня стандарт реально определяет развитие системы образования, однако по-прежнему осталась нерешенной главная проблема: среди педагогов не сложилось единого понимания ФГОС как системы, которая сегодня в очередной раз трансформируется. Представления о сути и функциях образовательных стандартов очень разные, расплывчатые, иногда диаметрально противоположные. Это очень сильно затрудняет взаимодействие участников образовательного процесса, запутывает и пугает родителей, дезориентирует педагогов, напрягает руководителей. Мы наблюдаем различные варианты моделей поведения пользователей стандартов,  которые, сталкиваясь друг с другом в реальном пространстве и времени, порождают множество интерпретаций реализации идей модернизации. Целью настоящей статьи является попытка предложить очередное понимание образовательных стандартов, на основе которого автор выстраивает свою собственную педагогическую деятельность. Считаю, что обсуждение предложенной точки зрения поможет осмыслению происходящего (чуть не написал «беспредела»).

Стандарт как модель

Реальная жизнь, наполненная множеством событий, настолько сложна, что человек не в силах все эти события охватить своим сознанием, осмыслить всё происходящее, более того – он может просто физически не ощущать некоторых событий. Однако, чтобы действовать, необходимо соотносить свои действия с окружающей действительностью, и мы пытаемся это делать. Как этот происходит? Не в силах учесть все факторы действительности, человек выделяет наиболее существенные для него (!), для данной ситуации, и сосредоточивается на них, отвлекаясь от второстепенных, несущественных, на его (!) взгляд. Причем формирование установки на видение главных и невидение второстепенных сторон события происходит на бессознательном уровне, и зачастую мы не отдаем себе отчета в том, почему я вижу именно «это», а не «то». Объясняется такой подход стремлением сознания «сэкономить», привести все в некоторый порядок, с которым потом можно работать, выдавая этот порядок за реальность. Именно наша неспособность «ухватить всё» компенсируется способностью создавать модели действительности, чтобы потом с этой действительностью работать. Любая модель не является точной копией настоящего, в ней обязательно что-то опускается, но чем точнее ухвачены существенные признаки при одновременном жестком отсечении несущественных, тем лучше эта модель помогает нам строить свою деятельность. Это очень важно для человека – не сойти с ума от полного (досконального) восприятия мира и в то же время ориентироваться и жить в этом мире. Еще более это важно для человека как существа общественного: не установив правил, не создав общепонятные модели действительности, трудно взаимодействовать, строить коллективную деятельность. Но в попытках создать «идеальную конструкцию действительности» мы неизбежно теряем в истинной достоверности действительности, и мера потери достоверности определяется множеством факторов: оптимальным набором существенных признаков, точностью описания этих признаков, обоснованностью отвлечения от несущественных признаков и т.д. Более того, в погоне за идеальной системностью мы не просто игнорируем определенные стороны действительности – мы даже некоторые из них запрещаем, т.е. пытаемся удалить не только из нашего сознания, но даже из реальности. Общественное мнение может легко объявить некий реальный факт несостоявшимся или некое реальное явление несуществующим только потому, что эти факт и явление не укладываются в современную логику моделирования мира.

Стандартизация в этом смысле представляет собой процесс моделирования, а любой стандарт является моделью (процесса, результата) со всеми сопутствующими плюсами и минусами.

«СТАНДАРТ (от англ. standard – норма – образец), в широком смысле слова – образец, эталон, модель (выделено мной – Р.), принимаемые за исходные для сопоставления с ними др. подобных объектов. Стандарт как нормативно-технический документ устанавливает комплекс норм, правил, требований к объекту стандартизации. Стандарт может быть разработан как на материальные предметы (продукцию, эталоны, образцы веществ), так и на нормы, правила, требования в различных областях» [Большой энциклопедический словарь / Ред. А. М. Прохоров . – 2-е изд., перераб. и доп . – М.: Большая Российская энциклопедия, 2000 .].

Таким образом, образовательный стандарт, представляется в форме документа,  представляющего собой упрощенное описание действительности в будущем состоянии – ведь там зафиксированы планируемые (т.е. не имеющиеся еще в наличии) результаты, структура, условия. Это очень важно понимать, т.к. данное понимание определяет практику прочтения документа и практику применения стандарта: мы будем поступать в соответствии с буквой стандарта или с духом стандарта. Именно в понимании сути и практики применения ФГОСов кроются современные проблемы нашей системы образования.

Стандарт как норма

Непроработанность смыслов ведет к бессмысленной деятельности, не имеющей результата, который бы нас удовлетворял. Я думаю, что неудовлетворенность есть показатель и мера бессмысленности того, что мы делаем. В связи с этим представляется важной фиксация на определении: «Норма является предписанием, которое должно быть выполнено, чтобы была достигнута цель, признаваемая желательной или правильной установившим эту норму авторитетом, и которое в соответствии с этой нормой выполняется либо по внутреннему убеждению, либо по принуждению со стороны внешней по отношению к человеку силой»[ Брожик В. Марксистская теория оценки. – М., 1982, с. 133-134.].

Множественность пониманий того, что есть норма, порождает множество противоречий и столкновений позиций участников образовательного процесса.

Любые стандарты, в том числе образовательные, создаются на основе некоторых базовых, ценностных положений (суждений). Это определяет смысл их применения. Если пользователи  стандарта разделяют его ценности, идеологию, логику, то их действия соответствуют духу и букве документа, их деятельность осмысленна и продуктивна, и это привлекает окружающих. Какому педагогу верят? Убежденному в правоте своего дела (замечу в скобках: не в своей правоте, а в правоте дела). Убежденность формируется на основе личностного самоопределения по отношению к ситуации (в данном случае, ситуации внедрения стандарта «сверху»). А самоопределиться можно только тогда, когда разобрался в смысле происходящего («а зачем он, этот стандарт, нужен детям, родителям, школе, государству и мне самому?»). Именно осмысление и самоопределение позволяют занять позицию, т.е. сформировать точку зрения, следовательно, отношение к ФГОС, которое будет определять характер моего поведения в ситуации. Подвергая осмыслению ФГОС, необходимо понять его идеологию и логику, и прежде всего, выявить систему ценностных суждений (ценностей), на которых стандарт основан. И после этого соотнести эти ценности со своими, что и позволит самоопределится с выбором стратегии поведения. Самоопределение человека ведет его к осмыслению своей деятельности, а это обусловливает качество этой деятельности, ее эффективность и независимость от вредных отвлекающих факторов.

Стандарт как стимул

Стандарт можно представить как определенный стимул, как механизм управления профессиональным поведением людей, которым предписываются определенные формы поведения. Но «… люди не просто получают, но и обрабатывают информацию. Каждый человек является мыслителем и творцом своей реальности. Люди не просто реагируют на стимулы, они структурно организуют их и придают им определенный смысл (курсив мой – Р.)» [Крайг Г. Психология развития. – СПб.: Питер, 2000, с .74.]. То есть получается, что смысл текста, подразумеваемый авторами, так или иначе подвергается определенной обработке и переосмыслению пользователями, определяя качество осуществляемой деятельности и степень удовлетворенности деятеля. Но, чтобы получать удовлетворение от деятельности, мало понять идеологию и логику этой деятельности – нужно еще и принять эту идеологию и логику.

Можно представить, какое воздействие на педагогов может оказать текст стандарта в зависимости от сочетания факторов понятие и принятие. Таким образом возникают различные модели поведения, основанные на различном понимании одного и того же текста и приводящие порой к совершенно противоположным результатам.

  • Я могу просто не понимать текст (например, потому, что не читал). Тогда я не буду выполнять требования ФГОС или буду формально выполнять указания своих руководителей, которые, в свою очередь, тоже могут не понимать текст, но выполняют указания вышестоящих и т.д.
  • Я понимаю текст, но ценности, декларируемые в нем, мне чужды. Тогда я буду не только сознательно игнорировать требования ФГОС, но и активно или пассивно им сопротивляться.
  • Я понимаю текст и принимаю идеологию ФГОС. Моя педагогическая деятельность имеет смысл и построена в соответствии с требованиями стандарта. Такая позиция делает педагога нацеленным на истинные цели образования и невосприимчивым к сопровождающим образовательный процесс посторонним вредоносным факторам и шумам: системное излишество отчетности, организованное безумство мероприятийности, неуемный запал прожектерства и т.п.

Представленные позиции определяют многообразие подходов к организации педагогической деятельности.

Стоит сказать несколько слов по поводу «околопедагогического шума». Данная проблема назрела давно, и, поскольку перспективы ее решения сверху весьма призрачны, наиболее талантливые учителя научились ее решать самостоятельно: они просто этот «шум» игнорируют, относясь к нему не как к шуму реальному, а как к «шуму в голове у кого-то». Мне кажется, это единственно правильное решение данной проблемы. По способу реакции на «шум» можно очень просто и достаточно точно диагностировать уровень профессионализма. Если педагог нацелен на истинные цели, то в его речи в основном будут звучать темы профессионально-педагогические, он будет демонстрировать высокую степень вовлеченности именно в педагогический процесс и низкую степень вовлеченности в деятельность, инициированную «шумоголовыми». Если же педагог не осмыслил основы своей деятельности, не самоопределился, то он пополняет ряды «шумоголовых», усиливая степень абсурда и одновременно жалуясь на нехватку времени для работы с детьми.

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *