Нужна ли в России инновационная деятельность педагогов? Глава 4, заключительная: Новые нормы

Может показаться парадоксальным, но развитие идет именно так: незаконное вчера, может оказаться нормой сегодня, а вчерашняя норма может превратиться в незаконное деяние. Вспомним ситуацию с новой системой оплаты труда (НСОТ) в школах. Если бы до 2006 года один из директоров школы задумался над справедливостью распределения фонда оплаты труда (ФОТ), то сложилась бы следующая картинка. Вот два учителя, имеющие одинаковый стаж, одинаковую квалификационную категорию и одинаковую нагрузку в часах. В соответствии с принятыми правилами они должны получать одинаковую зарплату. Но один из них является настоящим мастером, отдающим всего себя педагогическому процессу, а другой плохо ведет уроки, не принимает участия в воспитательном процессе, не умеет общаться с родителями. И директору приходит вполне здравая мысль. Он решает, что нужно ФОТ разделить на две части: 70 % будут распределяться между всеми членами коллектива в соответствии с формальными показателями (стаж, квалификация, нагрузка), а 30 % – это премиальный фонд, который будет выплачиваться именно за качественную работу. Таким образом мы сможем стимулировать творчески работающих педагогов. И он применяет такую прогрессивную, справедливую систему оплаты. Кто он после этого до 2006 года? Нарушитель, преступник, которого обязательно накажут, снимут с работы, посадят за решетку. Но вот по всей стране вводят НСОТ, суть которого заключается именно в той системе распределения ФОТ, которую предложил бывший, сурово наказанный директор. И теперь вся страна работает по новым правилам, за применение которых ранее казнили. Более того, теперь тот, кто решится работать по старым правилам и распределить ФОТ в соответствии правилами, существовавшими до 2006 года, будет подвергнут наказанию.

Итак, когда инновация закрепляется в виде новой нормы, она перестает быть инновацией. Постепенно новая норма, обрастает практикой ее применения и превращается в традицию, следуя которой редко кто вспомнит, как она возникла: «Так было всегда, так положено, нарушать это нельзя». Традиция будет держаться до тех пор, пока не найдется очередной умник, который вдруг заявит: «Столы в виде буквы «П» выглядят как-то не эстетично. Надо их расставлять в виде буквы Ё». И процесс повторится (см. рисунок).

В процессе перехода происходит смена ключевых субъектов, определяющих судьбу инициативы. На первом этапе чаще всего ключевым субъектом является инициатор-исполнитель, от его настойчивости и напора зависит масштаб и кардинальность нарушений status quo. Вариант, когда инициатор не является исполнителем можно не рассматривать, так как обычно в этом случае дальше деклараций дело не идет. Чаще всего это происходит, когда инициатором выступает честолюбивый руководитель, который требует от подчиненных «сделать что-нибудь инновационное» (ключевое слово здесь «что-нибудь»).

На втором этапе важна позиция непосредственного руководителя инициатора – насколько чуток окажется начальник к тому новому, что рождается в его организации. Но вопрос о психологии восприятия инноваций руководителями и чиновниками настолько серьезен и интересен, что требует отдельного рассмотрения.

Подводя итог рассуждений, можно сделать несколько заключений.

1. Реальный естественный инновационный процесс осуществляется в несколько этапов, на каждом из которых изменяется отношение окружающих к нему: идет либо нарастание одобрения, либо нарастание отторжения.

2. Реальный естественный инновационный процесс на первом этапе обязательно нелигитимен, и для оправдания его запуска требуется колоссальная энергия инициатора.

3. Для признания инновационного процесса легитимным требуется не только энергия инициатора, но и, по крайней мере, молчаливое согласие руководителя и/или чиновника.

4. Обретший легитимность инновационный процесс становится модным и стремится к институализации – закреплению в практике в виде новой нормы.

5. Легитимизация инновации и дальнейшее ее закрепление в виде нормы ведет к делегитимизации старой нормы.

Почему так важна для нас сегодня тема инновационного поиска? На это есть, на мой взгляд, два основания.

Во-первых, есть политический заказ, сформулированный Президентом Российской Федерации. Наша страна в сложной борьбе за мировое лидерство подверглась со стороны конкурентов беспрецедентным санкциям, в результате чего нам ограничен доступ к научным и технологическим ресурсам, владение которыми определяет современную конкурентоспособность государства. Путь к этим ресурсам, следовательно, к росту благосостояния народа, лежит через реализацию продуктивных инновационных идей.

Во-вторых, наша система образования нуждается в серьезной модернизации: введение ФГОСов во многом идет формально:  до сих пор нет реальных и легитимных механизмов перехода на новые стандарты, а отчеты чиновников опережают реальные достижения лет на двадцать-тридцать. Наработка таких механизмов «снизу» возможна только через инновационные проекты, с помощью которых будут легитимизированы новые формы и методы работы.

Роль России в мире может быть усилена только через целенаправленное организованное и культивируемое государством или обществом формирование и развитие уникальных способностей, ритуалов, привычек, досуга, отношений и т.д., которые бы были подхвачены и освоены не только внутри наших границ, но и стали модой для других стран, были бы освоены как «русская привычка». Россия может стать законодателем определенной моды, изменить отношение к себе и стать мировым лидером. И единственный путь к этому лежит через инновационные проекты и дальнейшее внедрение их результатов.

2 комментария к “Нужна ли в России инновационная деятельность педагогов? Глава 4, заключительная: Новые нормы”

  1. Известный в педагогических кругах активный деятель новаторской педагогики 80-х и 90-х годов, стоявший «со товарищи» у истоков движения по созданию «Творческого союза учителей Кубани», соавтор знаменитой тогда «Платформы учителей Кубани», вынесенной в декабре 1988 года на обсуждение Всесоюзным съездом работников народного образования Александр Анисимович Арламов, опубликовал в те годы проблемную статью «Инноватор – всегда диссидент».
    Думаю, это заглавие вполне можно включить в приводимый список заключений под номером один.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.